Евград
Город творчества


Рейтинг@Mail.ru

Александр  Файншмидт

Дом "купца" Долбилова

    В самом начале Нееловской, на косогоре по правой «четной» ее стороне, среди одноэтажных частных домишек, прилепившихся к краю широкого оврага, стоял небольшой, такой же, как и все остальные, деревянный домишко, принадлежавший в те времена «купцу» Долбилову, у которого мои родители снимали комнату. Почему и за что хозяина этого дома величали «купцом» - научно непонятно. «Купец» из него был, наверное, такой же, как из меня персидский шах. Видимо, дело было в том, что в полуподвале этого домишки хозяин оборудовал небольшую кустарную пекарню, в которой к утру каждого дня вручную выпекалась сотня, если не больше, пышных и очень вкусно пахнувших караваев ситного хлеба, которыми торговала в небольшом хлебном ларьке на углу Неёловской (рядом с керосиновой лавкой) сама хозяйка дома.
     Неправда ли, чудесная примета времени? Где теперь найдешь «хлебный ларек» или «керосиновую» лавку?
     Так вот, работали в этой «пекарне», как мне много лет спустя, рассказывала мама, сам хозяин («купец» Долбилов), его взрослый сын и сноха. Все делалось там вручную, и хлеб насущный доставался этим «буржуям», надо думать, таким тяжким трудом, что не позавидуешь. Тем не менее, когда рушили НЭП, этого «мироеда» ГПУ вытрясло практически наизнанку, пекарню уничтожили, а самого его сослали на Соловки, откуда он так и не вернулся.
     Жилые «хоромы» в «сказочном замке» этого «буржуя» состояли, если мне не изменяет память, из трех небольших комнатушек, в двух из которых жила вся, довольно многочисленная, семья самого хозяина, а третью, имевшую отдельный вход со двора, снимали мои родители до тех пор, пока не женился старший сын хозяина. Ну, а когда «молодым» понадобилась своя крыша над головой, хозяин соорудил для нашей семьи крохотную «чердачную» комнатенку действительно на чердаке дома, смастерив из люка, через который можно было вылезать с чердака прямо на крышу, небольшое оконце с видом на стоящий напротив сарай. Мне тогда эта «комната» не казалась такой уж маленькой, какой она была на самом деле. Но когда в 1972 году, то есть через сорок пять лет после тех событий, я впервые за эти годы приехал на какую-то научную конференцию в Воронеж и нашел, ради любопытства не только этот дом, но и одну из дочерей Долбилова, тетку Настю, помнившую еще моих родителей, и вместе с ней, из того же любопытства, поднялся «с риском для жизни» по почти совсем истлевшей от времени лестнице на чердак и увидел то, что еще оставалось от этих «апартаментов», мне, честно скажу, стало просто не по себе. Пола в этой «комнате» уже не было, но то место, где он когда-то был, составляло квадрат, размером не более чем два с половиной на два с половиной метра, ну, от силы, три на три. А потолка там, очевидно, вообще никогда не было, ибо никаких следов его существования в прошлом я просто не нашел. По-видимому, в то время, когда мы там жили, потолком служила сама крыша дома. Как можно было жить целой семьей с маленьким ребенком в такой, в полном смысле слова, «голубятне», уму непостижимо. Но, выхода не было, так как семья все еще продолжала жить в крайней нужде и, как мне потом рассказывала мама, в те дни когда в доме нечего было есть, она водила меня через улицу в дом к Кельманам, нашим богатым родственникам (мамин брат к тому моменту уже был женат на одной из четырех их дочерей - тетке Фане), в надежде, что сытые родственники (Натан Борисович Кельман был известным непманом и владел в то время знаменитой воронежской конфетной фабрикой, выпускавшей потрясающе вкусные «Раковые шейки») может быть, догадаются хоть чем-нибудь покормить ее голодного ребенка. Иногда догадывались, но чаще - нет. И очень не любили, когда она приводила меня к ним в гости, так как «этот засранец» неизвестно почему, каждый раз тут же устраивался на одном и том же углу большого персидского ковра, лежавшего на полу у них в столовой, и деловито, простите, «обдристывал» его без всякого почтения к богатству и пониманию пикантности ситуации. Тетка Фаня так и не смогла потом за всю ее жизнь простить мне такое беспардонное поведение, много раз напоминала мне о нем до самой своей смерти, и даже подробно описала его в своих мемуарах.
     В конце-концов, маме все это смертельно надоело, и она «взорвалась».
     Видимо, угроза возымела действие. Отец тут же обратился в Курортное Управление (Курупр) Центральной Черноземной Области (ЦЧО) и был без промедления направлен на работу Директором и Главным врачом (тогда эти должности совмещались) в Макаровский Тубсанаторий под самым Курском. Семья быстренько собрала все свои немногочисленные пожитки и, не раздумывая, «упорхнула» из неёловской «голубятни» в эту самую Макаровку. Вот тогда-то и началась у нас совсем другая жизнь.
     * * *
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 2     Средняя оценка: 7.5

| Маппет - шоу из космоса / Muppets from Space скачать фильм бесплатно | |