Евград
Город творчества


Рейтинг@Mail.ru

Александр  Файншмидт

Царская дорога

    ЦАРСКАЯ ДОРОГА
     Дремучий реликтовый сосновый бор, раскинувшийся на десятки верст по берегам древнего Битюга, четко, словно по линейке, обрывался опушкой в безбрежную, нетронутую человеком ковыльную степь, уходившую далеко – далеко за горизонт. Не думаю, что сейчас можно кого-то удивить широкой просекой через лесной массив - таких просек под проложенными над ними ЛЭП теперь понаделано множество и пересекают они всю страну вдоль, и поперек. Но в то время, о котором я пишу, ни одной ЛЭП, естественно, не было. А вот просеки существовали. Но было их не много. Одна такая просека, как раз и была в ХреновОм. Называлась она «Царская Дорога» и была прорезана графом Орловым как раз через этот, принадлежавший ему сосновый бор от переправы через Битюг до самой «Летней Усадьбы», в которой располагался наш санаторий.
     Это была действительно «Царская Дорога» и предназначалась она, как рассказывала мне моя бабушка Сима, только для того, «… чтобы Царица Екатерина смогла промчаться по ней под звуки охотичьих рожков в своей золотой царской карете в сопровождении кавалькады придворных, слуг и блестящих офицеров...». Вполне возможно, что на самом деле все это было, не столь уж живописно, но именно так оно представлялось мне, когда я с открытым ртом слушал, как рассказывала мне об этом бабушка Сима. А рассказчица она была просто изумительная. Не исключено, что она все это тут же и выдумала, превратив в одну из множества замечательных сказок, которые она часто рассказывала мне, придумывая их прямо на ходу, когда укладывала меня спать.
     Дорога эта была не такой широкой, как современные просеки под ЛЭП, и если бы на ней встретились два экипажа, то разминуться им было бы совсем не просто. И хотя она и называлась «царской», но на самом деле была обыкновенной грунтовой дорогой, проложенной прямо по песку. Да и вела она, можно сказать, «в никуда».
     И не в этом была вся ее прелесть, а в том, что с обеих сторон ее окружали прямые, как стрелы, вековые мачтовые сосны, казавшиеся мне тогда такими высокими, что если еще чуть-чуть, то они зацепятся макушками за облака.
     А если сойти с дороги и хоть немного углубиться лес, то можно было тут же оказаться в сказочном царстве Берендея, где в неглубоких увалах, заросших по берегам хвощем и камышами, прятались небольшие озерца и болотца - вотчины зеленых лягушек и длинных черных ужей с желтыми ушами. А над ними во множестве летали большие стрекозы, разноцветные капустницы и изумительно красивые черно-оранжевые махаоны. Майские жуки с зелеными крыльями, большие и толстые жуки - носороги и жуки - олени с ветвистыми, как у настоящих изюбров, рогами сновали между веток и стволов упавших деревьев, карабкались по кустам, деловито спеша куда-то по своим делам. Кукушка отсчитывала кому-то оставшиеся годы жизни. Большие дятлы в черном, с белыми крапинами, опереньи, выстукивали барабанную дробь. Иволги в разноцветных одеждах и в высоких «тюрбанах» важно расхаживали по лесным полянам, и все это сказочное великолепие буквально тонуло в густом, напоённом скипидарным ароматом смолы и преющей опавшей хвои кристально чистом лесном воздухе.
     Бабушка Сима часто водила меня в этот лес по «царской дороге», собирая попутно целые лукошки боровиков, сыроежек, лисичек и маслят.
    
     Хорошее было время. Спокойное и тихое. Это теперь оно мчится со страшной скоростью. А тогда мне казалось, что оно медленно - медленно плывет, словно лодочка по тихой воде. И ушло оно как-то тихо и незаметно, растаяло, словно и не было его совсем. И лишь в воспоминаниях остался густой, терпкий, ни с чем не сравнимый смолистый аромат нагретого полуденным солнцем дремучего соснового бора, смешанный с неповторимым запахом разнотравья безбрежной, уходящей далеко за горизонт ковыльной степи.
    
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 0     Средняя оценка:

| сауны москвы Савёловская | |