Евград
Город творчества


Рейтинг@Mail.ru

Евгений  Добрушин

Лучшая роль

    Я сидел в маленькой комнатке перед тронным залом. В зале стоял гроб. В гробу лежал Сталин.
     Сколько я себя помню, я всегда был неудачником. Я уже пять лет играл в любительском провинциальном театре роли, типа "тяжелые шаги за сценой". Я всегда считался безнадежно бездарным актером. Моей заветной мечтой была роль "Отца Народов". Как я хотел сыграть этого низкого, мерзкого недочеловека, монстра, отправившего на смерть миллионы ни в чем не повинных людей! В девяностых стало так популярно высмеивать бывших "идолов", теперь это делали воткрытую, без оглядки "наверх". Отрицательный герой, вообще, более привлекателен с актерской точки зрения, так как требует большего мастерства и искусства игры, и хотя положительные личности более популярны среди зрителей, иногда весь спектакль построен на игре антиперсонажа.
     Как я попал на сорок лет в прошлое, я не знаю. Может, я оказался в параллельном мире, или провалился во временную воронку, но факт оставался фактом.
     Я был на похоронах Сталина.
     Я еще до конца не осознал всей парадоксальности ситуации, как дверь в залу открылась, и всех сидящих в комнате ожидания пригласили войти и попрощаться с телом.
     Оказавшись рядом с гробом Вождя, я посмотрел на Него. Господи, как я ненавидел его в тот момент! Тут я заметил оператора с небольшой переносной телекамерой, направленной на меня. У меня в мозгу мелькнула мысль, что в 1953 году не могло быть такой телекамеры, но ее вытеснила другая мысль: "Меня сейчас видят миллионы телезрителей во всем мире! В том числе страшные палачи из НКВД!" Сейчас решалась моя судьба. Если бы они заметили хоть искру радости в моих глазах, меня ждала страшная, мучительная смерть! Что теперь стоили все эти выспренные фразы в кругу друзей-актеров об Исчадии Ада и Гении Зла, Йосифе Джугашвили! Как мы спорили, как обвиняли наших дедов, что из них не нашелся ни один, кто восстал бы против него! Мы удивлялись, что все так любили этого негодяя, и никто, никто не отважился его убить. И вот я на его похоронах. И что же? Не дай Бог, кто-нибудь узнает о моих настоящих чувствах! На карту была поставлена моя жизнь.
     Я упал на колени, уткнулся лбом в край гроба и зарыдал. Ко мне сразу подскочили охранники и стали оттаскивать. Я бился в их руках, слезы градом текли из моих глаз. Все это время оператор держал меня в фокусе объектива своей камеры. Все были потрясены этой сценой. Мне даже показалось, что я услышал аплодисменты.
     И тут я проснулся.
     Слава Богу, это был только сон!
     Но, черт возьми, каким же ничтожеством я ТАМ был! Вот что значит страх смерти!
     И все-таки, это была лучшая моя роль.
     25.06.1998
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 0     Средняя оценка:

| | |