Евград
Город творчества


Рейтинг@Mail.ru

Григорий  Добрушин

Проблемы образования

    - Папа, когда я вырасту большой, то стану генералом!
     - Нет, сынок, генералом ты не станешь.
     - Почему?
     - У генерала есть свой сын.
    
     Из протоколов советских мудрецов.
    


    Сколько и как образованных людей нужно современному обществу? Каковы его потребности в квалифицированных специалистах? Как формируются элиты? От чего зависит уровень образования? Как от уровня образования зависит успех, карьера, благополучие? На эти и схожие с ними банальные вопросы существуют разнообразные и порой противоречивые ответы. Видимо, это естественно, так как уровень и направленность образования зависят от множества факторов. Культурные традиции страны, семейные и религиозные традиции различных групп населения, военная, экономическая и финансовая политика государства и т.д.
     Начнем с начала. Относительно потребностей современного развитого государства в образованных людях мнения не очень расходятся. Притом, что провозглашается необходимость поголовного, качественного образования, потребность в высокообразованных гражданах не превышает 10-11%, (по некоторым сведениям аж 7%), от общего числа населения. Таков процент производителей и высококвалифицированных специалистов в сфере обслуживания, обеспечивающих благосостояние нормально развитой страны. Остальным предоставляется возможность заниматься посильным неквалифицированным трудом в основном в сфере обслу-живания или жить на пособия. Естественно, что уровни жизни «работающей эли-ты» и «остальных» могут значительно отличаться в пользу первых. Системы социального обеспечения действует вполне надежно. Какое отношение это имеет к системе образования? Я думаю, самое прямое. Необходимо обеспечить максимальную занятость самого проблемного слоя населения – молодежь. Этой банальной истине сотни лет и в последние десятилетия к воплощению мечты об обязательном среднем, а то и высшем образовании подошли многие страны. В Германии, например, детишки учатся в школе до 20 и более лет, занимаясь в старших классах рисо-ванием домиков и человечков (3 часа в неделю!), решением квадратных уравнений и т.п. Мне довелось учиться и работать в различных школах Ленинграда и Израиля, как обычных восьмилетках, так и в престижных десятилетках и колледжах. Кроме того, преподавая физику и математику в интернациональных классах, я невольно познакомился с уровнем обучения в различных странах от Эфиопии и Южной Африки до Германии, США и Латинской Америки. Это, безусловно, не объектив-ный статистический срез, но многие вещи приводят к совершенно определенным выводам. В первую очередь бросается в глаза различие в системе поведения, в от-ношении к учебе и учителям. Группы французских старшеклассников поразили меня цинизмом и «отвязанностью», в подавляющем большинстве полным нежеланием учиться. Американцы отличались веселой доброжелательностью, не слишком обременительной дисциплиной, достаточно серьезным отношением к домашним заданиям и вполне приличной учебной мотивацией (в большинстве случаев). Я не буду продолжать описывать свои впечатления от общения с выходцами из различных стран, так как это весьма субъективно, но есть одна общая отличительная черта для практически всех старшеклассников – низкий уровень общих знаний, плохое знание математики. О физике я вообще молчу. Тенденция налицо. В Израиле я преподаю шестнадцать лет. Первые годы я работал в классах коренных израильтян и новых репатриантов из бывшего СССР. Классы последних выгодно отличались хорошим знанием математики, школьной физики в пределах восьмилетки и выше и достаточно высокой учебной мотивацией. У коренных израильтян картина была пестрой. Наряду с нормальными классами, с высоким уровнем математической подготовки, хорошей дисциплиной, были и классы «отморозков», изучавших автодело, и обычные классы слабо подготовленных ребят с проблемной дисциплиной. Объективнее всего, конечно, я могу судить и сравнивать советскую и израильскую системы преподавания. У каждой из них есть свои плюсы и минусы. Главное достоинство советской системы заключается в единых требованиях, достаточно устойчивой преемственности качественных учебников, хороших учебных программах, особенно по физике и математике, самоотверженных учителях и, (я говорю о Ленинграде), хорошо оборудованных кабинетах. При всем этом уровень образования очень разнился в зависимости от географического положения школы. Самым же главным недостатком этой системы, подчас сводящим на нет все её достоинства, было очковтирательство, подлог и процентомания. Все это порождало взяточничество и коррупцию. Милитаризация страны вызывала повышенное внимание преподаванию точных наук. Я помню, как заполнив в конце учебного года книгу заказов(!) на лабораторное оборудование, я был на сто процентов уверен, что в сентябре я его получу.
     В Израиле ситуация иная. Каждый год практически по всем предметам появляются новые учебники. Разгул творчества! Единая программа существует фактически чисто формально. В одной школе в одной параллели преподавание предмета может вестись по разным учебникам, хотя, как правило, учителя дого-вариваются об определенной общей политике и согласовании программ. Основной ориентир при планировании большинства предметов – выпускной экзамен. Его основное содержание известно заранее, а опытные учителя прекрасно представляя-ют уровень экзаменационных требований и не нуждаются в методическом управ-лении. Экзамены в Израиле, как вообще на Западе, мероприятие весьма серьезное и бескомпромиссное. О том, чтобы учитель громогласно объяснял решение или раз-носил записочки с подсказками, давал переписывать сочинения (поверьте моему богатому «совковому» опыту), не может быть и речи. Как-то на экзамене я зашел в русскоязычный класс, чтобы помочь с переводом. Контролер решил, что я слишком долго объясняю, и записал в протокол замечание, предупредив, что, если я еще раз загляну в класс, то результаты экзамена аннулируют. В Израиле не увлекаются «американской» методикой тестирования. Подобный экзамен считается примитивным и недостаточно объективным. На экзаменах по физике и математике разрешается пользоваться калькуляторами с ограниченными возможностями, не имеющими графопостроителей и т.п. Задачи, предлагаемые на выпускных экзаменах по физике, напоминают, иногда просто аналогичны, задачам районных олимпиад бывшего Союза. Основное различие заключается в том, что израильские задачи содержат не один-два, а четыре, пять и более вопросов. Вопросы количественные, качественные и теоретические. Последние годы в них все меньше математических преобразований и все больше качественных и теоретических вопросов, требующих понимания физики. Что касается общей беды современных школьников – незнание таблицы умножения, проблемы с простыми дробями и алгебраическими преобразованиями, то у изучающих физику их почти нет. Физика считается элитарным, престижным и самым сложным предметом. В группы изучающих физику на аттестат зрелости принимаются ученики из продвинутых групп по математике (так называемых групп 4 и 5 единиц). Уровень изучения математики в этих группах, особенно на 5 единиц, напоминает советские физматшколы. Существенным недостатком является зацикленность вокруг решения задач, натаскивание, сужение круга изучаемых разделов физики. Оборудование лабораторий дорогое и поэтому во многих школах, особенно на периферии, ощущается его нехватка. Многие учебные классы выглядят довольно убого по сравнению с теми, в которых я работал «в прошлой жизни». Правда, как правило, в школах имеется вполне достаточное количество компьютеров, подключенных к Интернету. Умение ими пользоваться является обязательным условием при изучении физики. Мне кажется, в нормальных классах израильской школы почти нет проблем, характерных для многих европейских и американских школ (см. например статью В.С.Доценко «Пятое правило арифметики» «Наука и жизнь» №12 2004). Хотя и у нас влияние калькуляторов и компьютеризации чувствуется очень хорошо. Казалось бы РС это символ прогресса и владение им – условие успеха. Но на практике зачастую именно увлечением этим ящиком приводит к плачевным результатам. Я называю это «компьютерным идиотизмом». Им страдают и игроки, ночи напролет сражающиеся с приятелями через Интернет, и начинающие программисты, часами просиживающие у экрана и юные создания сутками не вылезающие из чатов. Уровень владения РС положительно никак не сказывается на успеваемости. Скорей наоборот. Вплоть до полной потери способности нормально размышлять. У меня был случай, когда отлично успевавший парень вдруг скатился до 40 баллов из 100. Из разговора я узнал, что родители купили ему РС. Физика была мгновенно заброшена. И не только она. Мне пришлось приложить немало усилий, чтобы уговорить его «вернуться на рельсы». Я знаком с очень талантливыми ребятами, которых увлечение РС просто лишало аттестатов зрелости. Только единицы из них становились специалистами в этой области. Как правило, они были всесторонне одаренными людьми и в конце концов компенсировали отсутствие «бумажек». Я не согласен с увлечением компьютерной симуляций. Работой с экраном и клавиатурой нельзя заменить живой опыт. Безусловно, что в современных условиях физик обязан уметь работать с программами и системами автоматизированного эксперимента, но очень желательно, чтобы параллельно он умел «шевелить ручонками» и понимал, как это выглядит в реальных условиях. Речь идет в основном о школьном эксперименте. Но главным вопросом является не качество преподавания физики и математики. Главное заключается в том «А зачем и кому это вообще надо?» В Израиле существует поговорка: «Если ты такой умный, почему ты не адвокат?» Элиты формируются не на физических и математических факультетах. Они формируются в привилегированных школах, на юрфаках, высших курсах менеджмента, подготовки дипломатов, финансовых работников. Именно там, в основном, вы можете обнаружить потомков власть предержащих и финансовых воротил. Да и в свете потребностей современного общества нужно ли большое количество широко образованных людей?
     Если мои рассуждения показались вам дилетантскими, то я могу вам привести цитату из вышеупомянутой статьи В.Доценко.
     «Этот крайне циничный взгляд на современное общество как-то растолковал мне один мой коллега по университету (огромный патриот Франции, по происхождению поляк, несколько лет проучившийся в Москве, прекрасно говорящий по-русски, большой знаток русской литературы). Он очень умный человек, тоже преподает и прекрасно видит, что происходит, но при этом считает, что никакой катастрофы нет, а наоборот, все правиль-но, все развивается как надо. Дело в том, что современному развитому обществу нужны только хорошие исполнители. Творческие, думающие люди, конечно, тоже требуются, но буквально единицы. Поэтому вся система образования должна быть настроена на отбор, выращивание и дрессировку именно хороших исполнителей, а учить думать молодых лю-дей совершенно не нужно: в современном обществе это только повредит их будущей про-фессиональной деятельности, какой бы она ни была. Что же касается творческих личнос-тей, то о них особенно беспокоиться не следует: тот, кто действительно талантлив, так или иначе все равно пробьется. В этом смысле, по большому счету, совершенно не важно, каким предметам мы их тут, в университете, учим (по крайней мере на первых курсах). Вместо физики с математикой вполне можно было бы заставлять зубрить, например, ла-тынь (вот только специалистов таких сейчас не сыщешь). Все равно в будущей профес-сиональной деятельности никакое понимание физики с математикой им не понадобится. На уровне школы и университета важно просто производить отбор и дрессировку самых послушных, трудолюбивых и исполнительных, вот и все. А для тех, кто вылетает из этой системы, для тех, кто идет в "отходы", существуют метлы для подметания улиц, кассовые аппараты в супермаркетах, заводские конвейеры и т. д. Вы вон в Советском Союзе в свое время напроизводили миллионы образованных "думающих" инженеров - и что? По части своих прямых профессиональных обязанностей они, как правило, ни черта делать не уме-ли, а предпочитали размышлять о судьбах мира, о смысле жизни, о Достоевском... Причем, согласитесь, сами эти, так сказать, "думающие образованные инженеры" сплошь и рядом чувствовали себя несчастными людьми: невоплощенные мечты о великих свер-шениях, нереализованные таланты, мировая скорбь и тому подобное. А тут жизненные претензии и запросы, как личные, так и профессиональные, четко алгоритмированы, и все счастливы и довольны...»
     Нужно заметить, что в Израиле придерживаются иной точки зрения. В силу особого военно-политического положения здесь существует большая потребность в творчески мыслящих людях, способных принимать неординарные решения, причем в различных областях. Недаром наши специалисты так высоко котируются и в США и в Японии и в Китае. Но тенденция к снижению требований и даже элементы процентомании налицо.
    
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 0     Средняя оценка:

| | |