Евград
Город творчества


Рейтинг@Mail.ru

Александр  Файншмидт

Пожарка

    (Приметы времени)
     Если пройти по центральной улице старой (правобережной) части Воронежа - Проспекту Революции (раньше эта улица называлась Большой Дворянской), от здания бывшей Бурсы (Духовной Семинарии) в сторону «Утюжка», то метров через сто, сразу же за «Домом Книги» - нелепым многоэтажным бетонным ящиком, порождением модного в предвоенные годы «Пролетарского Конструктивизма», откроется Т-образный перекресток с уходящей круто вниз к реке Неёловской. «Дом Книги» и монументальное, с массивными колонами, здание Центрального телеграфа, обступающие с двух сторон этот перекресток, были построены в 1934 году, а в те, далекие двадцатые годы, о которых я сейчас рассказываю, на их местах стояли небольшие, старинные домишки, самым «знаменитым» из которых была «Пожарка», стоявшая как раз на самом углу Большой Дворянской и Неёловской.
     Над тремя, казавшимися мне тогда огромными, выкрашенными, как и полагается «пожарным» в ярко красный цвет, воротами, за которыми всегда стояли готовые к немедленному выезду на пожар три «пожарные» параконные линейки, красовалась «Пожарная Каланча» - по нынешним меркам совсем невысокая, а тогда казавшаяся мне высоченной, чуть ли не до самых облаков, смотровая вышка. По ее площадке постоянно расхаживал с важным видом дежурный пожарный «наблюдатель» в брезентовой «пожарной» робе и в сверкающей на солнце медной каске. Как мне тогда объяснила мама, всегда выводившая меня на прогулку именно на Большую Дворянскую как раз к этой самой «Пожарке», «наблюдающий» зорко смотрел, не появится ли над каким-либо домишкой столб дыма – признак пожара. Телефонов в те годы в Воронеже ещё не было, а другого способа узнать о том, что где-то возник пожар, и выехать на его тушение, у пожарных тогда просто не существовало. Почему я так подробно пишу об этом? Да потому, что это – очень яркая примета времени. Где найдешь сейчас такой крупный областной центр, в котором совсем нет телефонов, и в случае пожара, ты можешь уповать только на то, что «наблюдатель», стоящий на Каланче, вовремя заметит, что дом твой горит синим пламенем(?!).
     Выезд пожарной команды на пожар был одним из самых красочных и впечатляющих зрелищ того, небогатого на события, времени. Поглазеть на него собирались десятки, а то и сотни зевак. Вот и мне довелось однажды (было мне тогда уже года три- три с половиной) быть свидетелем такого, оставившего неизгладимый след в детской памяти, действительно очень красочного события.
     Сначала наблюдатель на пожарной каланче, видимо, заметив где-то признаки пожара, начал трезвонить в звонкоголосый медный колокол. При этом все зеваки и случайные прохожие, оказавшиеся в это время в створе ворот «Пожарки», бросились врассыпную, прочь с дороги, кто - куда, и даже на противоположные стороны Большой Дворянской и Неёловской, так как знали (мама мне тогда же это и объяснила), что, когда пожарные мчатся на пожар, стоять на их пути не только запрещено, но и очень опасно - если попадешь под колеса и тебя задавят «пожарные линейки», то отвечать за это никто не будет - сам виноват, не стой на дороге у пожарных! Потом разом распахнулись все трое ворот, и оттуда под оглушительный звон небольших медных пожарных колокольчиков (что-то вроде корабельных «рынд») выкатились, запряженные парами здоровенных битюгов, сверкающие ярким красным лаком и медью ручных пожарных насосов, начищенных до блеска касок, багров, брандспойтов и лакированных раздвижных пожарных лестниц, три «Пожарные линейки». Кони разом взяли в карьер и вся эта шумная кавалькада, трезвоня во все колокола, помчалась куда-то вдоль Большой Дворянской в сторону Петровского сквера, сопровождаемая целой толпой бегущих следом и орущих во все глотки зевак, собачонок и уличных мальчишек. Все извозчики и даже «ломовики» со своими тяжело гружеными фурами спешно прижались к тротуарам, освобождая дорогу пожарным. Остановилась даже «конка» - небольшой, трамвайного типа вагончик, влекомый по рельсам довольно тощей клячей. Впечатление было просто потрясающее даже для сегодняшнего дня, а уж для того времени - просто сногсшибательное.
     А какие замечательные приметы времени!
     Где все это? Где «Пожарные каланчи? Где «Пожарные линейки», запряженные парами битюгов? Где их ручные насосы? Где «Конка»? Где ломовые извозчики с их фурами? Нет их. Канули в Лету, словно никогда и не было их вовсе! А ведь я всё это видел своими глазами, и даже однажды, вместе с мамой прокатился на этой «конке» от Неёловской до самого Вокзала. До сих пор помню поразившее меня тогда ощущение, будто не мы поехали вперед, а все дома, деревья, столбы и все прохожие вместе с тротуарами поехали назад!
     * * *
     РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ПИРАМИДЫ
     (Приметы времени)
     А вот еще одна, сильно искривленная давностью, картинка с того же самого места и времени. Был какой-то праздник. Скорее всего, это было, именно то, знаменитое «Театрализованное Представление», которое, как я недавно узнал, было устроено властями города Воронежа с помощью артистов и работников клубов в связи с празднованием десятилетия Дня Октябрьской Революции. Стало быть, это ноябрь 1927 года, и мне ровно четыре года. Словно сквозь туман времени не очень четко рисуется сейчас перед моим мысленным взором, обращенным в тот далекий, холодный, какой-то пасмурный осенний день, все тот же перекресток Неёловской и Большой Дворянской, перед самыми воротами «Пожарки». Мама и я стоим на самом краю тротуара, а по булыжной мостовой (асфальта в то время, разумеется, еще не было) идут толпы людей с красными флагами и красными бантами, приколотыми на груди к пальто. Какой-то дядька несет прибитую к длинной палке, вырезанную из фанеры и ярко раскрашенную толстопузую куклу в смешных башмаках и с большим синим носом. На голове у куклы высокая, похожая на трубу черная шляпа - «цилиндр». Дядька все время дергает какую-то веревочку, заставляя куклу потешно дрыгать руками и ногами, а большой, тоже выпиленный из фанеры, кулак стукает ее при этом прямо по макушке. Мама сказала, что эту куклу зовут «Наш ответ Чемберлену».
     Где-то, вдалеке играет духовой оркестр. Может быть я не прав, но мне кажется, что именно тогда я впервые в жизни услышал звуки духовой оркестровой музыки, и мне сейчас сдается, будто оркестр играл «Варшавянку». Возможно, именно поэтому звуки этого марша всегда, на протяжении всей моей жизни, вызывали, и до сих пор вызывают у меня какое-то внутреннее, ничем необъяснимое волнение и ощущение, будто по спине «пробегают мурашки».
     На противоположном углу Неёловской толстая тетка с трудом удерживает в руках огромную связку рвущихся в небо разноцветных воздушных шаров и продает громко пищащие «уйди-уйди» - небольшие надувные шарики из тонкой резины с намалеванными на них смешными мордашками.
     А тем временем, к тому месту, где мы стояли с мамой, медленно, с большим шумом, приблизилось несколько странных, громко тарахтевших, дымящих и разящих керосином, похожих на грузовые телеги, повозок, которые ехали сами, почему-то без лошадей. Повозки эти были низкие и, как мне тогда показалось, очень длинные, и на них стояли, сидели и даже лежали в странных позах какие-то дяди и тети с красными повязками на рукавах и винтовками с примкнутыми штыками наперевес. Мама сказала, что эти «повозки» называются «автомобилями», и вместо лошадей у них есть «моторы». А дяди и тети, едущие на них, изображают разные «революционные пирамиды», и винтовки у них, чтобы «убивать буржуев». Я твердо знаю, что тогда так и не понял, что такое «автомобили», что такое «моторы», и что такое «революционные пирамиды». Не понял я тогда и кто такие «буржуи» и почему их надо убивать. А вот то, что мне стало тогда от всего этого очень страшно, я помню точно. Наверное, я расплакался, и какой-то дядька, ткнув в мою сторону пальцем, громко сказал, будто сразу видно, что я - «буржуйский сынок», а мама поспешила увести меня домой.
     Много воды утекло с тех пор, но две эти картинки из моего далекого детства - выезд «Неёловской» пожарной команды, и дядьки с тетками, с винтовками наперевес, ощетинившиеся штыками в «революционных пирамидах», и едущие по Большой Дворянской на тарахтящих «автомобилях» без лошадей, чтобы убивать «буржуев», остались со мной навсегда.
     * * *
    
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 0     Средняя оценка:

| | |