Евград
Город творчества


Рейтинг@Mail.ru

Евгений  Добрушин

Смертельная радуга

    Мне всегда нравились умные мальчики.
     Наверное, поэтому я и поступила учиться в хайфский Технион. Меня не очень волновала престижность этого учебного заведения, хотя родители очень гордились мной и всем хвастались: «Наша Илана учится в Технионе!»
     Я была практична: если не смогу учится в университете, то, хотя бы, познакомлюсь с толковым парнем.
     И, мои надежды оправдались! С первого дня пребывания в ВУЗе, ко мне стали «клеиться» студенты. В прочем, в поклонниках у меня и раньше недостатка не было, но тут был явно другой уровень. Внешностью, слава Богу, меня Господь не обидел, мозгами тоже, так что сразу я нашла себе классного парня. Давид был первым учеником, и к тому же писаным красавцем. Не могу сказать, что я так уж в него влюбилась, но мы очень быстро стали близки. Ну, конечно, мы предохранялись, и ранняя беременность мне не грозила.
     В Технионе, по статистике, на одну девушку приходится четыре парня. Так что, конкуренток у меня не было. Да и Давид во мне души не чаял.
     Да что говорить! В меня были влюблены почти все мальчики нашей группы.
     Один только на меня не обращал никакого внимания. Звали его как-то странно: Сэргей. Парни его все время дразнили: «сэр гей, сэр гей!» Он не обижался. На шутки всегда отвечал шутками, мог даже поиронизировать над собой, но, тем не менее, из нашей компании он, как-то, выпал. Все знали, что у него родители из России, хотя он родился здесь. Тем более, было непонятно, почему его назвали русским именем.
     Сэргей очень серьезно относился к учебе. Наверное, он был толковей моего Давида, но, в отличие от него, был маленького росточка, носил какие-то дешевые очки, был весь такой хиленький и постоянно шмыгал носом. Он страдал аллергией. Жил он в маленькой съемной однокомнатной квартирке в старом доме. В последнем амидаровском доме на нашей улице. Ходили слухи, что его родители были крутые ученые, работали в совместном американо-израильском проекте, к тому же сильно засекреченном. Наверняка, они неплохо зарабатывали. Но Сэргей у них денег не брал. Принципиально. Сам подрабатывал программистом в какой-то старт-аповской фирме, на эти деньги жил и учился. Вообще, он вызывал уважение. Но, не более того. Мне он не нравился. Хотя меня бесило, что он даже не пытался за мной ухаживать! Может, он боялся Давида?
    
     И тут случилось несчастье.
     Погиб отец Сэргея. При очень странных обстоятельствах. Говорят, его убили арабские спецслужбы.
     После этого, Сэргей еще более замкнулся, как-то весь потускнел, а в глазах его появился холодный жестокий блеск. В университет он приходил только на занятия, и после них сразу исчезал.
    
     А потом началась фантастика.
     Неожиданно, покончил собой Исмаил Ханийи. Глава Хамаса. Потом, тем же путем, отправились на тот свет несколько его подручных. Когда же в авиокатастрофе погиб сам Ахмединижад со всей своей бандой, весь мир не на шутку всполошился. В газетах писали какую-то чушь об инопланетянах, «летающих тарелочках» и пришествии Мессии, спецслужбы Америки и Израиля уверяли в своей полной непричастности к происходящему, но все, тем не менее, тихо радовались – «собаке собачья смерть».
     Но вот, я стала замечать, что Сэргей, как-то, воспрял духом. Стал больше улыбаться, а однажды мне подмигнул, да так заговорщицки, что я «встала в ступор».
     Между тем, лидеры арабского террора уходили из жизни один за другим при странных обстоятельствах. Один раз, даже, какого-то ублюдка застрелил его же телохранитель. Последний потом лепетал что-то по поводу того, что стрелял в израильского солдата, но ему никто не верил.
    
     В тот вечер я капитально поссорилась с Давидом. Я его застукала в нашей студенческой кафешке с какой-то девицей, явно залетной, не из нашего ВУЗа (как выяснилось позже, к тому времени она и в самом деле от него «залетела»). По виду, типичная «шикса», она с ним воткрытую нежничала и даже (вот наглость!) целовалась. Я, конечно, виду не подала, но вечером позвонила Додику и сказала, что между нами все кончено.
     Кто бы только знал, чего мне это стоило! Час я проревела, уткнувшись лицом в подушку. А потом поставила на лазерный проигрыватель «Кислород» Жан Мишель Жара и села за уроки. Когда у меня плохое настроение, я всегда слушаю «Кислород». Эта электронная симфония уносит меня в «голубые дали мечты», где я забываю все свои горести и печали. Лучшее средство от депрессии. Проверено.
     Впрочем, особенно мечтать у меня уже не было времени – меня ждала курсовая работа по математике.
     И тут я заметила на стене голубую точку. Она висела неподвижно чуть пониже маминой картины (моя мама известная израильская художница). Потом, синий сменился желтым, красным цветом, точка превратилась в круг, и вот уже вся стена заполыхала искрящейся радугой! Но, откуда она взялась? Радуга переливалась на стене, а из динамиков лилась космическая музыка Жара…
     Мне показалось, что я у ворот в сказку.
     Я приблизила свое лицо к световому пятну, и тут на стене появилась тень. Тень от моей головы. Я поняла, что источник света с противоположной стороны. Я обернулась.
     Перед моим окном висела… «летающая тарелка»!
     От неожиданности, я опустилась на стул. Между тем, космический аппарат переливался световыми сполохами, из него во все стороны исходили лучи…
     Ну, прямо, как в фильмах Спилберга!
     Тут люк «тарелочки» открылся, и из него на мой балкон выпрыгнул… Сэргей!
     Увидев меня, он помахал мне рукой.
     Я тоже ему помахала…
     И тут он расстегивает свою блестящую куртку, проводит рукой по груди и… его грудь раскрывается! Я вижу, как внутри нее бьется сердце, течет кровь по артериям…
     Вот ужас то!
     А потом он засовывает туда руку, достает свое сердце и протягивает мне!
     Дальше я ничего не помню…
     Очнулась я на полу от того, что звонил мой «сотовый».
     - Да… - я взяла трубку.
     - Илана? – услышала я голос Сэргея.
     - Ты?!
     - Я.
     - Где ты?
     - У себя дома.
     - А «тарелка»?
     - «Тарелка» припаркована внизу на стоянке.
     - Шутишь?
     - Разумеется!
     - И как это понимать?
     - А так, что я тебя очень люблю. Больше жизни!
     - В самом деле?
     - В самом деле.
     - Чего же ты раньше молчал?
     - Ну, у тебя же был Давид. Я не отбиваю чужих подруг.
     - А сейчас?
     - А сейчас ты свободна. Ведь так?
     - Так. А откуда ты знаешь?
     - Давид проговорился. Выходи за меня замуж?
     - Я подумаю…
     - Я сейчас приду.
     - Не надо.
     - Почему?
     - Я боюсь тебя.
     - Нечего боятся. Это была всего лишь голограмма. Управляемая динамическая голограмма.
     - Ты это сам сделал?
     - Сам. Я же программист.
     - Ясно.
     - Так я приду?
     - Ну, я не знаю…
     - Я скоро буду.
     Он заявился через две минуты с огромным букетом алых роз.
     Давид мне никогда не дарил цветы. Золотые цепочки, сережки с бриллиантами дарил. А цветы – никогда.
     Когда Сэргей вошел, вся квартира заполнилась чудесным ароматом. В Израиле очень сложно достать такие розы. Здесь покупные цветы не пахнут.
     Что было потом, я рассказывать не буду.
     В порыве страсти, мы не устереглись.
     В общем, я забеременела от него. Я принципиально против абортов, поэтому пришлось рожать. Одним словом, я вышла замуж за Сэргея.
     У нас родилась двойня – мальчик и девочка. Крепкие такие малыши. Мы их назвали в честь отца Сэргея и моей прабабки – Марик и Лимор.
     Муж мне потом рассказал про свое изобретение.
     Впрочем, это не совсем было изобретение Сэргея. Скорее, эту систему разработал его отец. А муж просто взломал компьютерные коды и ввел свою программу.
     Система была довольно проста.
     Как выяснилось, НАСА давно уже разместила на орбитах новые спутники – снабженные мощными лазерами. Предназначены они были для того, чтобы управлять боевой техникой и ракетами. Этим и занимались родители Сэргея. Его отец был руководителем и главным генератором идей этого проекта. Об этом пронюхали спецслужбы Ирана и подослали к нему убийцу.
     Убийцу потом поймали. Разумеется, «развязали» ему язык, после чего и стало ясно о том, кто заказчик. Все это Сэргею рассказала его мать.
     Тогда парень и решил отомстить за смерть своего отца. Он написал программу, управляющую лазерами так, что они из космоса могли создавать в любой точке земного шара динамические цветные голограммы. Если еще учесть, что Сэргей неплохо умел рисовать и в совершенстве владел компьютерной графикой, то становится ясно, как все происходило. Он, посредством Интернета, взломал коды НАСА и Пентагона и тайно стал управлять лазерами этих спутников. Делал он это тогда, когда система была в ждущем режиме и не использовалась американцами. Так он создал голографического Аятоллу Хомейни, который по сверкающей радуге спустился с неба к Ханийи, знаками поманил того к себе, и лидер палестинских террористов просто шагнул с седьмого этажа!
     Дальше, сценарии варьировались в зависимости от обстановки. Перед «Боингом» Ахмиденижада Сэргей создал голографическое изображение «летающей тарелки». Летчик, увидев, что ему навстречу несется «НЛО», резко вывернул штурвал, «Боинг» вошел в штопор, ну и…
     Короче, встреча Ахмединижада и Путина не состоялась.
     Сэргей все это видел у себя на компьютере – изображение транслировалось с американских спутников прямо к нему домой. Через тот же Интернет, разумеется.
     Один раз он совместил изображение израильского «коммандос» с телом одного из палестинских бандитов. Увидев рядом с собой «израильтянина», телохранитель этого душегуба открыл огонь по своему хозяину. Так, еще одним уродом стало меньше.
     Сэргей продолжает свою работу по «зачистке мира от дерьма», как он выражается.
     Ну, дай Бог!
     А назвал его отец Сэргеем в честь своего друга, который когда-то, там, в России, спас ему жизнь ценою своей.
     Скоро мы получим первую степень. Муж собирается учиться на вторую, а я пока сижу дома, ухаживаю за детьми.
     Мы счастливы.
    
     2.09.2007
    
    
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 4     Средняя оценка: 8.8

| | |