Евград
Город творчества


Рейтинг@Mail.ru

Александр  Файншмидт

Санаторий имени Варейкиса

    (Приметы времени)
     Всё познаётся в сравнении. Теперь никого не удивишь шикарными апартаментами пятизвездочных гостиниц и номерами «люкс» фешенебельных отелей, стоимостью в несколько тысяч долларов в сутки. Но так было далеко не всегда. Критерии фешенебельности существенно менялись во времени, и то, на что теперь никто и смотреть то не станет, казалось в те годы, о которых я веду рассказ, потрясающей красотой и неслыханным богатством.
    
     Вот и наш сочинский санаторий ЦЧО, построенный в 1931 году под руководством моего отца (ныне это фешенебельный санаторий «Родина») был сравнительно маленьким, всего лишь на сто мест. Его основу составлял небольшой двухэтажный корпус, предназначенный для размещения так сказать «рядовых» работников обкома, и рай(гор)исполкомов Центральной Черноземной Области и состоял из неслыханной тогда роскоши - двухместных палат с собственными (!) санузлами и небольшими балкончиками. В просторном холле первого его этажа стоял (подумать только!) настоящий бильярд под зеленым сукном с шарами из настоящей (!) слоновой кости, а все стены были украшены панелями, выкрашенными «под дуб».
     Вот и примета времени - кого теперь можно удивить такой «буржуйской» роскошью? Но в то время это казалось просто умопомрачительным!
     Кроме этого корпуса был еще один, стоящий несколько в стороне, так называемый «Малый» корпус, где были оборудованы личные апартаменты первого секретаря Обкома ЦЧО Иосифа Михайловича Варейкиса, второго секретаря Малинина и еще нескольких, самых высоких «чинов» в нарождавшейся тогда обкомовской партократии. Кроме них отдыхали там писатель Ф.И. Панферов - автор одного из первых «советских» романов «Бруски», повествовавшего о «шибко счастливой жизни» в колхозах, друг Варейкиса поэт Иосиф Мандельштам, командующий Центральным военным округом, тогда еще комбриг второго ранга Павел Иванович Батов с дочкой Кирой, с которой я потом учился в Воронеже в параллельных классах 5-й образцовой школы и другие, очень известные люди.
     И вот еще одна яркая примета времени - апартаменты «самого» И.М. Варейкиса, члена Пленума ЦК ВКП (б), фактического хозяина огромной Центральной Черноземной Области, представляли собой крохотную двухкомнатную (!) квартирку, ничуть не больше, чем всем теперь хорошо известные «хрущебы-двушки». А у остальных секретарей обкома «апартаменты» были еще скромнее – обыкновенные, одноместные, и далеко не первоклассные по сегодняшним меркам, номера, но со своими «персональными» туалетам и рукомойниками! Шик-модерн!
     И не было у них ни охраны, ни «телохранителей», ни автомобилей, ни персональной обслуги - все эти «льготы» появились у партийных бонз гораздо позже. Старые большевики, бывшие подпольщики и политкаторжане были несопоставимо скромнее современных «шибко демократичных» слуг народа. В 1937 году всех их расстреляли сталинские костоломы из ГПУ.
    
     Особой гордостью санатория был первый и, наверное, единственный в то время на всем сочинском курорте «спортивный комплекс», состоявший из площадки для городков, площадки для тогда еще совсем новой, «заграничной» игры в волейбол и двух прекрасных теннисных кортов, о которых надо рассказать особо. Дело в том, что это были одни из самых первых кортов в стране. До них был тогда в СССР только один настоящий корт в Ленинграде в Институте физкультуры им. Лесгафта. И даже сама идея построить в санатории эти корты принадлежала кому-то из старых большевиков еще «Ленинской гвардии», живших какое-то время до Революции за рубежом и видевшим, как играют в эту игру «буржуи на Уимблдоне». Чтобы построить эти корты были приглашены два специалиста из Германии, которые привезли с собой приобретенные за золото 4 (четыре!) ракетки и дюжину настоящих (!) теннисных мячей. Корты имели грунтовое покрытие и были огорожены высокими сетками.
     И вряд ли кто-то теперь знает и помнит, что именно на этих кортах зародилась ныне знаменитая на весь мир сочинская школа тенниса, давшая стране множество высококлассных теннисистов и, в том числе, Марата Сафина и Марию Шарапову. В нашем семейном архиве вот уже более семидесяти с лишним лет бережно хранится «Почетная Грамота», которой мой отец был тогда награжден Сочинским Курортным Управлением за лучшую организацию спортивных сооружений на всем Сочинском курорте тех лет.
     * * *
     ДАЧИ И ДАЧНИКИ
     (Еще о приметах времени)
     Сочи соединяет с Туапсе не только железная дорога, но и довольно узкое шоссе Новороссийск-Сухуми, идущее через все Новые Сочи по невысокой гряде, отделяющей ущелье реки Сочинки от берега моря. До 1933 года оно проходило прямо от Ривьеры по-над морем через Мамайку и Лазаревку до самого Новороссийска. Слева от него, под крутым спуском к Сочинке, располагался большой Ривьерский парк, а справа, за невысокой изгородью из ровно подстриженных кустов лавра, стояли три стареньких, неприметных одноэтажных домика, окруженных фруктовыми деревьями бывшего мамоновского сада. Дорога была совершенно свободна, и по ней, не торопясь, ездили местные греки на своих двухколесных арбах, запряженных парами больших черных ленивых буйволов с огромными кривыми рогами.
     Говорили, что в этих дачах живут какие-то московские дачники, приезжающие отдыхать в них каждое лето. Несколько раз, по утрам, когда я шел по этой дороге в школу, они попадались мне навстречу. Один из них обычно был одет в «командирскую» военную форму с портупеей, а двое других - в очень модные тогда белые чесучевые брюки и такие же пиджаки. У одного из них была довольно длинная бородка клинышком и гладко зачесанные назад прямые волосы. Мне казалось, что я где-то раньше видел этого «красноармейца» и этого дядьку с «козлиной» бородой, но вспомнить не мог, да и не старался. Но однажды после очередной встречи с ними спросил об этом у мамы. Мама пожала плечами и, не отрываясь от какого-то своего дела, сказала, что военный дядька - это Народный комиссар обороны страны товарищ Климент Ефремович Ворошилов, дед с «козлиной» бородой - Всесоюзный староста (по-нынешнему - Президент страны) Михаил Иванович Калинин, а третий - это партийный начальник, и зовут его Николай Иванович Бухарин.
     Никакого впечатления на меня, тогда еще девятилетнего мальчонки, эта информация не произвела. Подумаешь - начальники! А вот мой папа - директор санатория и его все слушаются!
    
     И в связи с этим еще одна яркая примета времени - никакой охраны, никаких телохранителей у этих «дачников» не было тогда и в помине. Я сам видел, как однажды, при встрече с едущей им навстречу деревенской арбой на огромных, в человеческий рост, колесах, запряженной парой ленивых буйволов, Ворошилов, Калинин и Бухарин спокойно отошли в кювет, и уступили ей дорогу. Я дорого бы дал сейчас посмотреть, как мчащиеся на Мерседесах в сопровождении милицейских эскортов и многотысячной охраны, Президент страны, Министр Обороны или Спикер Государственной Думы спокойно посторонились бы и уступили дорогу такой арбе с восседающим на ней старым греком-погонщиком.
    
     Но уже весной 1933 года эту дорогу наглухо перекрыли со стороны Ривьеры и со стороны нашего санатория, а вместо нее проложили новую объездную, круто спускающуюся вниз от санатория Кирова к набережной Сочинки. Там она проходит и до сего дня, мимо Ривьерского парка. А за загороженной частью дороги, там где был когда-то фруктовый сад и эти дачи Калинина, Ворошилова и Бухарина, вскоре был построен самый знаменитый, самый элитный в стране санаторий «Сочи» Курортного Управления ВЦИК ВКП(б) и Совета Народных Комиссаров СССР.
     Несколько лет тому назад я где-то читал, что этот санаторий справил свое семидесятилетие. Это абсолютно точно. Я отлично помню, как из-за того, что его начали строить, мне пришлось ходить в школу не напрямую через Ривьеру, а вкруговую по набережной Сочинки, а на обратном пути взбираться на высокую крутую гору к въезду в наш санаторий, утопая чуть ли не по щиколотку в размокшей от дождей красно-коричневой сочинской глине.
     Сколь я понимаю, у «простых смертных» шансов попасть в этот санаторий никогда не было, так же как и в стоящий справа от него санаторий НКВД им. Ф.Э. Дзержинского. Когда-то на месте и этого санатория тоже стоял небольшой бревенчатый домик-пятистенка, в котором каждое лето отдыхали «московские дачники» - Генрих Григорьевич Ягода и его заместитель Яков Саулович Агранов. Назывался этот домик «Дача ГПУ».
     И опять, примета времени. Когда я в 1974 году чуть ли не нелегально пробравшись в бывший наш санаторий, который к тому моменту принадлежал уже Совету Министров РСФСР и назывался «Россия», с ностальгической грустью смотрел на ту часть ущелья, что когда-то отделяла его от этой дачи, и где раньше были запушенные как джунгли, задушенные одичавшей виноградной лозой и лианами заросли черной черешни, инжира и лещины, вотчину санаторских пацанов, по широкой мраморной лестнице, украшенной парковыми вазонами и изящными колоннами с дорическими капителями, важно шествовали к морю толстопузые кагебешные генералы и их толстозадые супруги.
    
    
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 0     Средняя оценка:

| gorenje gcs 64 c варочная панель | |