Евград
Город творчества


Рейтинг@Mail.ru

Владимир  Щербединский

СТИХИ (часть 2-3)

    100. А что ещё нам делать?
    
     Не пишутся стихи... А осень вроде,
     должно писаться как бы априори.
     Нет вдохновенья... Яхту бы мне, в море,
     в простор безбрежный в шортах – по погоде,
     в компании девчонок «топлес» юных
     (так маются со мною в магазине),
     в безумных стрингах, в кружевных бикини,
     подняв все паруса у нашей шхуны!
     И полным ходом в Средиземноморье,
     подальше от родимой стороны,
     на юг, на север!.. Хоть на Рижском взморье
     вдохнуть протухший дух морской волны.
    
     Мечтать и вспоминать совсем не вредно.
     А что ж ещё нам делать, нищим бедным?
    
     19.10.09.
    
    
     101. Ох, как противно!
    
     Что может быть лучше, в дрянную погоду
     дождливым холодным и ветреным утром
     проснуться в Малаховке в доме уютном,
     лежать, созерцая с веранды природу,
     ногами сплетясь, будто корни рей-сосен,
     скрипящих под натиском шквального ветра,
     зло рвущего кроны, как снасти корвета,
     несущего вас в океанскую осень?!..
    
     И как противно просыпаться ночью,
     разбуженным будильником тупым,
     мытьё, сортир, дрянной чаёк – всё срочно,
     и мчаться на разгрузку что есть мочи,
     ни кем не провожаем, не любим!..
     и с мыслью, что сонет не вышел точно.
    
     27.10.09.
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
     102. Ноябрь. Праздник.
    
     Опять всю ночь мне снился магазин,
     сыров, колбас слюнотекущий вид,
     ряды пивных бутылей пирамид,
     муляж фруктовый в муляжах корзин,
     вина и джина, водки штабеля,
     калейдоскоп конфет и шоколадок,
     печенья, чая, кофе, мармеладок,
     кассеты с хлебом, сушки, кренделя,
     извилистые затхлые склады,
     мешков, коробок, банок вереницы,
     хромой охранник, девки продавщицы,
     уборщиц синеблузые зады...
    
     Ноябрь месяц, праздник на носу,
     мне снится, что я режу колбасу.
    
     04.11.09.
    
    
    
     103. Мат.
    
     Полночь ноябрьская тихая тёмная,
     гавкнула басом собака бездомная,
     лязгнули эхом колёса вагонные,
     свет фонарей кое-где, кое-как.
     Мрак.
     Девушки, юбки на бёдрах нескромные,
     голые пузики, шпильки огромные,
     в сетку колготки, фигурки скоромные,
     смело аллеей идут через парк.
     Смак!
     И на меня под расхристанным тополем
     мельком взглянули, глазами похлопали,
     переглянулись... и мимо протопали.
     Ты, видно, явно для них староват,
     брат.
     Молча любуюсь на спинки нимфеточек,
     слышу смешки, матерок не для девочек,
     жадно вдыхаю дымок сигареточек,
     тонкий дурманный духов аромат...
     Мат.
    
     16.11.09.
    
    
    
    
    
     Иронические стихи
     104. Многоуважаемый диван!
    
     На ладан дышит мой любовный одр,
     свидетель и участник жизни тайной,
     скрипит, как старый лежебок и лодырь,
     диван-кровать в купе-квартире спальной.
     И зеркало на двери – как в купе –
     удобно, всё как есть перед глазами,
     нередко созерцали мы часами!..
     Но я не Шахразада, не Распе.
     До дыр уже протёрлась ткань подушек,
     вся вышивка истерлась, размахрилась,
     им доставалось: тело, сверху туша –
     и всё это потело, в корчах билось.
     Старее всё диван день ото дня,
     и я, как ни печально, тоже старюсь.
     Неровен час, как одр мой, сломаюсь,
     кто будет ремонтировать меня?..
    
     01.12.09.
    
    
     105. Перегорели.
    
     А в Пензе два часа, и Новый год
     под треск салютов, как захватчик, прёт:
     грохочут взрывы, хлещет пулемёт,
     пальба и свет ракет – прям бой идёт! –
     народ гуляет, жрёт от пуза, пьёт.
     А время продолжает свой отсчёт
     без остановки... к смерти нас ведёт
     и приведёт в свой срок и неизбежно.
    
     Я прозябаю тяжко, безнадежно,
     без славы, вдохновенья, без друзей,
     без денег, новых планов и идей,
     женатым, вроде б, – без жены своей,
     отцом-то точно – только без детей.
     И даже дедом!.. Дед уж, да ничей.
     И без любви людей, зверей... твоей.
     Должно быть, мы друг к другу охладели.
    
     За двадцать с лишком лет перегорели,
     как электрокамины «Прометей».
     01.01.10.
    
    
    
    
     106. 4.48
    
     «...Зае...сь. Зае...сь, потому что никогда не бывая здесь, ты тем самым отвергаешь меня, зае...сь, потому что ты заставляешь чувствовать меня дерьмом, зае...сь, потому что из-за тебя любовь и жизнь вытекают из меня, словно кровь, зае...сь мой отец, бесповоротно изгадивший мою жизнь, зае...сь моя мать, которая так и не ушла от него, а главное, зае...сь ты, Бог, потому что ты заставил меня любить человека, которого нет.
     ЗАЕ...СЬ ЗАЕ...СЬ ЗАЕ...СЬ...
     -- -- -- --
     100
     93
     86
     79
     72
     65
     56
     51
     44
     37…
     -- -- -- --
     ...В 4.48
     Я буду спать...
     Пожалуйста, откройте шторы
     -- -- -- -- »
     В 4.48 героиня скандальной пьесы, встав по доброй воле
     на хлипкий стул, «ширнувшись», режет вены с петлёй на шее, слушая дыханье любимого. Шизоидная сука, фригидная и страждущая боли
     тупая извращенка, наркоманка, придумавшая адское деянье,
     тщеславная до умопомраченья и с имечком библейским Сара (Кейн),
     мечтая оказаться самой первой «в ряду литературных клептоманов»
     в стране футбола, геев, хулиганов и лордов-рок-н-роллщиков, туманов,
     не ведая нужды, труда и тягот, себе петлей связала свой ремень.
     Повесилась, и чёрт бы с ней, однако нашлись в момент лукавые ребята,
     которые смекнули, что на пьесках дурищи эпатажной и вульгарной,
     бесстыдно откровенной психопатки, я даже допускаю, небездарной,
     выпендриваться можно «авангардно» и, главное, легко добыть деньжата.
     Для всех теперь работа: для театров, издателям, лихим искусствоведам,
     для радио, кино и television (теливижен), а также всевозможным критиканам
     возможность попиариться есть повод как в Англии... так и соседним странам,
     где тоже есть евреи, что не прочь шокировать народец бабьим бредом
     и быстро без забот «срубить капусты», и выщелкнуться «неореализмом».
     И женщину несчастную талантом назначили огромным, гениальным,
     и пичкать нас пытаются упорно её инфантилизмом, дебилизмом,
     потоком нездорового сознанья и комплексом Электры сексуальным.
     Цепляют нас на жуткий интерес ко всяким проявленьям ненормальным,
     к жестокости, безумству, извращеньям, порокам и страстям маниакальным.
     Кто даст ответ, откуда это в нас? (02.01.10.)
    
     Пейзажная лирика.
     107. Пропал день.
    
     Морозец крепенький и солнца половодье,
     народец прячет щёки, нос в воротники –
     январь в порядке, по сезону, по погоде.
     Ужасно хочется пойти купить коньки
     и накататься всласть аж до изнеможенья,
     чтоб лечь потом, напившись чаю, и смотреть
     «Три мушкетёра» - фильм французский - с наслажденьем,
     забыв, что стар, один как перст, что скоро... смерть
     лишит совсем меня всех радостей телесных,
     надежд, мечты и вдохновенья сладких мук,
     и гнёта памяти о гОдах глупых, пресных
     и грязного труда до боли ног и рук,
     об игрищах любовных в темпе скерцо,
     об упоении футболом и едой...
     укорах совести, язвящих душу с сердцем,
     глазах обиженных когда-то мерзко мной!..
    
     Морозец крепенький и солнца половодье.
     Я поглазел с тоской в окно... и день прошёл.
     Пропал чудесный день, когда при всём народе
     и удавиться даже было б хорошо.
    
     15.01.10.
    
    
     108. Ещё февраль...
    
     Уже февраль. Четвёртое число.
     Получка завтра. Восемь тыш-щ дадут.
     Каток у школы снегом занесло.
     И пёс бы с ним, все ноженьки гудут
     и рученьки ломает от работы.
     Даются восемь тысяч кровью, потом.
     Настолько тяжело порой бывает,
     понос сквозной аж даже прошибает!
    
     Зато хороший сон и аппетит...
     и похоть в теле бродит, как ни странно.
     Казалось бы, пашу, как окаянный,
     но стоит лишь присесть, она свербит!
     В мозгах роятся всякие мыслишки,
     их полнят парадигмы гона соки...
     Жульетт Бинош в чулочках и трусишках
     на фото в интернете руки в боки.
    
     Ещё февраль, четвёртое число!..
     меня чего-то рано понесло. (04.02.10.)
    
     109. Как холод надоел!..
     Г. Д.
    
     Как холод надоел... до тошноты!
     Морозы с вЕтрами всю зиму гнобят нас.
     Так хочется горячей теплоты:
     рука к руке, живот к животику, свет глаз –
     огонь зовущий с башни маяка
     туда, где можно обрести эдем опять...
     на пять минут, на час... На два денька?..
     Не-ет, реку времени не оборотишь вспять.
     Эдем утрачен нами навсегда.
     Мечтать бессмысленно и глупо слёзки лить.
     А впрочем... если хочешь, иногда
     минут на-а... двадцать заходи, гм... покурить.
    
     15.02.10.
    
    
    
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 0     Средняя оценка:

| | |